Илья Демуцкий и «Минин-хор» представят «Последний день вечного города» в «Зарядье»

Мировая премьера музыкально-драматического театрализованного действа «Последний день вечного города» для чтеца, солистов, хора и инструментального ансамбля состоится 2 ноября 2021 года в МКЗ «Зарядье». Главным участником действа станет Московский государственный академический камерный хор («Минин-хор»).

Композитор Илья Демуцкий (на фото) написал это произведение специально для «Минин-хора», рассказали агентству InterMedia в пресс-службе коллектива. Идея провести аналогии между Первым Римом и Москвой, которую называют Третьим Римом, и посмотреть, как поменялись проблемы горожан за 2000 лет, принадлежит либреттисту и театральному художнику из Чикаго Ольге Масловой.

- Сначала я наткнулась на фото ресторанчика, откопанного недавно в Помпеях и подозрительно напоминающего привокзальное заведение рядом с тремя вокзалами, - говорит Ольга Маслова. - Потом — на фразу из письма двухтысячелетней давности о том, как пыльно и душно летом в Риме, как коренным жителям некуда деваться от приезжих, и потому надо срочно бежать за город, на дачу, на свежий воздух, за свежим молоком. Захотелось ответить на вопрос, заданный еще в 1-м веке нашей эры: «Ну и что же тебя здесь держит, добровольный заложник города?». Результатом замысла стало сочинение Ильи Демуцкого, воссоздающее звуковой ландшафт мегаполиса.

Вместе с поэтом Катей Капович Маслова создала оригинальное либретто, в котором использованы первоисточники времен Рима, настенные надписи, найденные при раскопках Помпеи и Рима, стихи Кати Капович, написанные специально для оратории, записи американского поэта Энджи Эстес и даже птичьи трели в вольном переводе.

- Мое сочинение — и не опера, и не оратория в чистом виде, хотя есть черты и оперы, и оратории, - говорит Илья Демуцкий. - На первом плане для меня был хор во всем многообразии его возможностей, его красота и, если можно так сказать, «не-красота» — потому что избранный язык, выразительные средства очень контрастны. В период сочинения я понял, что отзвук в моей душе (не только в этой конкретной работе) нашла самая разная музыка, особенно та, которую я пел как хорист или дирижировал. Например, Carmina Burana Карла Орфа. Иногда я полушутливо называю свою работу русской «Карминой Бураной».